12.05.2021 - 11:18

Наша СЕМЬя – это ПЯТЬ «Я»!

Семья Дмитриевых для Черногорска, да и не только, уникальная. О ней наша газета уже писала.  У мамы Аси, образно, на руках – четверо детей. На одну. Старший, двенадцатилетний Кирилл и тройняшки – Коля, Кристина и Ксения. В июле им исполняется по два года, и уже готовятся идти в детский сад. Как они прожили  это время после рождения младших?

Особо хочется сказать о Маме с большой буквы. Ася, стройная, изящная,  с осиной талией, похожа на балерину, и со стальным  характером. Этакий стойкий оловянный солдатик. Женщины, воспитывающие даже одного малыша, прекрасно понимают, насколько это непросто. А здесь – втройне. Сейчас детки подросли,  уже на своих ножках, значит, более подвижные, озорные. Разыграются – там и до потасовки недалеко. Приходится разнимать. Пока двоих успокаиваешь, третий, смотришь, уже художеством занимается, разрисовывает обои,  а то и просто обдирает их – интересно ведь…

– А когда болеют, это вообще сплошная кутерьма, только успевай лекарства готовить, градусники ставить,  сопли им вытирать,– улыбаясь, рассказывает Ася. Она вообще часто улыбается – и это при её-то жизни! – А так легче все переживается. Да и вообще, представьте, ходила бы я хмурная, сердитая, вечно раздраженная от усталости, и мое настроение передавалось бы моим малюткам. Нет, для меня это совсем не подходит. Размазней быть недопустимо. Жалеть себя не в моих правилах. И так каждый день, соберешь себя в кулак, и вперед…

Если кто-то  не знаком с первым материалом о семье Дмитриевых, напомню. Сама Ася – сирота, рано потеряла родителей, воспитывалась в детском доме. Вышла замуж, родился Кирилл. Но брак распался. Так бывает. Тройняшки родились тоже по любви, но от другого мужчины, с которым собирались строить семью. Сегодня  она даже имя его называть не хочет. Оказался негодяем и трусом. Как только выяснилось, что у Аси будет тройня, тут же сбежал – не по Сеньке оказалась шапка, слишком хлопотно это, сразу троих растить.  Да так далеко сбежал, что до сих пор разыскать его не могут.  Поэтому молодая мама рассчитывает в жизни только на себя и на Кирюшиных бабушку и дедушку.

А вот о них  стоит рассказать особо. Заслуживают.  Люди  исключительной доброты и ответственности. Хотя могли бы и не участвовать в жизни Аси, ведь из всех четверых детей только Кирилл им – родной,  тройняшки  по сути чужие. Но это тот случай, когда чужие дети как родные. Сегодня Людмила Анатольевна и Сергей Николаевич тоже члены семьи Дмитриевых. Ася их так и называет – мама Люда и папа Сережа. С самого рождения они главная её опора и подмога. Поддерживают морально и  материально. Сергей Николаевич бывший шахтер, но после закрытия шахт ушел на пенсию. Сейчас вместе с женой Людмилой Анатольевной занимаются воспитанием внуков и домашним хозяйством. У них хороший дом, большой огород, сад – все ради ребят. Овощи, фрукты, ягоды – свои, домашние. Да и не надо тратиться на магазинный суррогат.

А теперь  немного о самом насущном, как многодетная мама ухитряется сводить концы с концами – о финансах и семейном бюджете. Всем  знаком призыв государства – рожайте, да побольше, демография  хромает. Ася подарила родной стране сразу четверых. Как говорится,  государственный заказ выполнила честно. Не собиралась на такое геройство, но так получилось. Что дальше? Как же оно – государство –  помогает ей сегодня?

Доходы, оказывается,  куда как скромные. Одно радует – на положенный  при рождении тройни миллион и материнский сертификат купили трехкомнатную квартиру, теплую, удобно расположенную, все в шаговой доступности. Десять тысяч ежемесячно получает на няню для тройняшек. Чтобы деньги из семьи не уходили, оформили на эту должность маму Люду, все равно она главная Асина помощница.   Шесть тысяч – ежемесячное пособие на третьго и четвертого ребенка и 1900 рублей  – пособие матери-одиночки. Все.  О расходах не стоит даже говорить. Квартплата, жилищно-коммунальные услуги сегодня забирают порядка пяти тысяч. К тому же в июле дети собираются в садик – значит, лишится няниной доплаты, и к тому же статья расходов пополнится оплатой за посещение детсада. Надеется, правда, на обещанные президентом детские пособия, но их пока нет.

За два года в квартире ничего нового не появилось. Обстановка только самая необходимая и куда как скромная – шкаф, кровати, стол, диван.  

– После громких поздравлений и первых подарков, обещаний поддержки много времени утекло. Все забылось, – без тени горечи рассказывает Ася. – Да мы не в обиде,  есть, видимо,  вещи  посерьезнее, чем наши проблемы. Ведь они наши, нам их и решать. Только, знаете, иногда  чувство обиды все же появляется. Ведь сегодня с тройняшками мы одни, и они еще совсем маленькие, хотят также и игрушки, и одежду, и вкусняшки…  А цены, сами знаете, какие. К тому же ремонт  надо делать. Вчера обули малышей, к садику готовимся, так только на обувь столько выложили – сказать страшно. Каким-то грустным  у нас получается разговор…

В процессе беседы ребятишки осмелели. Поначалу забрались сразу на колени к маме, бабушке и дедушке, присмирели. Кирилл в это время был в школе.

– Такого помощника, как старший сын, еще поискать. Идем на прогулку – он  берет на руки Колю, я – девочек, все же четвертый этаж. И на улице, если нужно, за ними присмотрит. Пока Коля маленький, Кирюша один  комнату занимает, потом она будет только их. У девочек тоже своя, так что места всем хватает.  Детки в саду освоятся, сама устроюсь на работу, так что проживем. Как говорят – в тесноте, да не в обиде. Никого обижать нельзя. Душа должна быть такой же здоровой, как и тело.

И опять – улыбка. Красивая, располагающая, позитивная. Но – не безмятежная. Такая бывает у тех, кто живет честно, чисто. Потому что знает – будет утро, и опять на нее посмотрят четыре пары светлых глаз, которые рады будут ей, своей маме, подарившей жизнь. Потому что навсегда она их единственная главная защита, опора и надежда.

От редакции. Для всех, в ком живет доброе сердце и есть желание помочь многодетной  семье – в редакции можно узнать координаты этой семьи.